Показано с 1 по 4 из 4

Тема: Фея зелёного тумана

  1. #1
    Участник Аватар для Severin
    Регистрация
    14.04.2009
    Адрес
    Одесса
    Возраст
    61
    Сообщений
    51

    По умолчанию Фея зелёного тумана

    ФЕЯ ЗЕЛЁНОГО ТУМАНА

    Автор: Severin

    1
    Зелёный туман сгущался всё больше. Сквозь него я видел стоявшую на столе, уже не помню, какую по счёту, бутылку, свой стакан, и слушал, доносившийся как бы издалека голос Вити Жарченко, на кухне в доме которого мы сидели.
    – Слушай меня, – не терпящим возражений голосом с нажимом вещал он, – слушай очень внимательно. – Витя взял два стакана – с минералкой и с «Шустовым», и, отпив немного минералки, опрокинул в себя очередную порцию водки. Он не любил закусывать сразу после выпитой порции, а делал перерывы на еду позже. Сейчас перерыва ещё не было, и он ограничился лишь минералкой. Я тоже взял свой стакан с водкой и присоединил его содержимое к тому обилию, что уже болталось у меня внутри, отправив вслед маринованный помидор. – Мой папа мне сказал: сынок. . . сынок – это я, – доходчиво объяснял Витя.
    Дальше я уже знал всё наизусть. Витя в тысячный раз рассказывал мне историю о том, как его, ныне покойный, папа делал предложение руки и сердца его же, ныне покойной, маме. Они оба были фронтовиками, на фронте и познакомились. И когда дело дошло до объяснения, Витин папа приставил своей избраннице к виску заряженный пистолет ТТ и сказал: «Если ты за меня не выйдешь замуж, я тебя сейчас застрелю». И ей ничего не оставалось делать, как принять столь категорическое предложение. А одним из последствий такого решения стало появление на свет и самого Вити – моего давнишнего приятеля, бывшего одноклассника.
    Да, я знал всё это уже наизусть, как и то, что у Вити, когда он был выпивши, а выпивши он был почти всегда, была единственная тема для разговора – его папа. Все остальные темы он считал не заслуживающим его внимания. Поэтому, вопреки его настойчивому приказанию, я не вслушивался в его слова. Они для меня лишь были неким аккомпанементом, фоном к продолжавшемуся уже несколько часов процессу возлияния.
    Сквозь зелёный туман я взглянул в окно. За окном уже смеркалось. И я подумал, что неплохо бы уже пойти домой. Хотя я смутно представлял себе, как мне это удастся. Но перспектива оставаться ночевать у Вити и спать с ним в одной постели меня не вдохновляла. Я с трудом поднялся из-за большого кухонного стола.
    – Всё, Витя, мне уже пора, пойду, – сказал я.
    – Я тебя провожу, – сказал Витя.
    – Нет, не надо, – отрезал я. Я уже знал, чем заканчиваются такие провожания. Точнее, они никогда не заканчиваются, мы только менялись ролями провожающего и провожаемого. Собственно к Вите домой я несколько часов назад попал тоже в роли провожающего. Начали мы нашу посиделку в одной из близлежащих «точек», которых в то время было пруд пруди в нашем районе.
    – Я провожу, – категорически повторил Витя и тоже встал из-за стола. Но у него получилось хуже, чем у меня. Встав, он не удержал равновесие и всей своей 120-килограммовой махиной рухнул на пол. Для меня это было весьма кстати. Полемика с ним по поводу целесообразности моего ухода вряд ли обещала какие-то конструктивные решения. Я пробрался к выходной двери.
    – Подожди, подожди, – убеждал Витя, пытаясь встать на ноги, – я тебя не выпущу.
    Но я хорошо знал замки на витиной двери и легко её открыл.
    – Витя, поздно уже, пока, – крикнул я и, выйдя в коридор, за-хлопнул дверь.
    Мне предстояло пройти всего квартал до моего дома. Это было трудно. Я шёл как на автопилоте. Наверняка мне попадались навстречу мои знакомые, возможно даже и мои студенты, но я не видел их. Но, правда, в таких случаях у меня было весьма повышенное внимание к молодым и симпатичным особам женского пола. То есть оно, безусловно, было всегда, но в этих случаях проявлялось гораздо активнее. Однажды со мной случился такой казус. Выйдя как-то днём из дома в жаркий летний день в весьма нетрезвом состоянии, я увидел красивую девушку в лёгком и очень откровенном платье. Мне ужасно захотелось рассмотреть получше её почти обнажённые груди, но, как назло, она быстро прошла мимо, и я был вынужден лицезреть лишь её спину. Этого моя любвеобильная душа не могла перенести.
    – Девушка, девушка, постойте, – крикнул я.
    Девушка обернулась.
    – Ну что же вы скрываете такое своё богатство, дайте же полюбоваться, – попросил я, упершись взглядом в её обольстительные половинки, разделённые обворожительной ложбинкой.
    Девушка как-то смущённо улыбнулась.
    – Сергей Андреевич, вы разве меня не узнаёте? – растерянно спросила она.
    Короче говоря, она оказалась моей студенткой. Это я уже потом сообразил, когда, протрезвев, кое-как восстановил в памяти происшедшее. Казалось бы, только один этот случай (к счастью, не имевший последствий у меня на работе) должен был бы навсегда отучить меня от водки. Но, как говорится, горбатого лишь могила исправит. До того момента, как я, в конце концов, полностью отказался от спиртного, оставалось ещё несколько долгих лет.
    Итак, я старался держать курс на свой дом, и, по счастью, мне это удавалось. Моё замутнённое сознание постепенно перешло от воспоминаний о рассказах витином папе к более приятным темам. В зелёном тумане перед моим взглядом роились. . . девушки. Они были красивые – стройные, с длинными ногами и большим полунагим бюстом. Это мне особенно нравилось – большой красивый полуобнажённый женский бюст. Именно не полностью обнажённая женская грудь, когда соски видно. А когда она в красивом лифчике, и одна грудь прижимается к другой... и между ними такая манящая ложбинка образуется. . . ммм. Девушек, конечно же, именно с такими грудями (а других я и не хотел) перед моими глазами становилось всё больше и больше, и они кружились в каком-то немыслимом хороводе, сменяя одна другую, сливаясь одна с другой, а потом вновь разъединяясь. Симпатичные девичьи лица, полные груди, изящные талии, крутые бёдра, стройные ноги. . . много, много. Но потом стало происходить что-то непонятное для моего замутнённого разума. Сливаясь друг с другом, девушки почему-то уже не разъединялись, а постепенно превращались в некий новый образ, на этот раз уже единый. Я пытался понять, что же это за образ. У него, безусловно, были именно такие груди, о которых я мечтал. Но каким было всё остальное, я не мог понять. Однако постепенно этот образ становился всё более явственным, даже ощутимым. И из зелёного тумана прямо перед моими глазами родилась. . . фея. . . подобно тому, как греческая богиня любви Афродита родилась из морской пены. Нет, это не была фея из сказки. Это была фея из моих грёз. Из того же зелёного тумана, в котором я пребывал. Но она была реальной эта фея. Конечно же, на самом деле это была обычная земная девушка. И она запросто сидела на самом обыкновенном бордюрчике как раз напротив моей парадной (я всё-таки добрался до своего дома, но надо было ещё подняться на пятый этаж, а это было нелегко) и с интересом на меня смотрела. А я смотрел на неё. Девушка была очень симпатичной – загорелая брюнетка в лёгком красном платье с большим вырезом, позволявшим лицезреть. . . Ну понятно, что позволял он лицезреть, и я изо всех сил этим позволением пользовался.
    – Нравится? – завлекательно спросила девушка.
    – Девушка, – неожиданно для самого себя пробормотал я, не отрывая взгляда от её выпуклостей, – помогите мне пожалуйста подняться домой, а то мне трудно самому.
    Она встала с бордюрчика и направилась ко мне.






    2.

    Открыв глаза, я некоторое время не мог понять, где я нахожусь, но вскоре сообразил, что лежу в своей постели у себя дома. Комната была залита ярким дневным светом. Это означало, что минул не только вечер, который у меня был посвящён Вите Жарченко, его папе и возвращению домой, но и последовавшая за ним ночь. Я усиленно пытался вспомнить, каким образом я дошёл до квартиры и улёгся в свою собственную кровать. Не Витя же меня провожал, да он и не мог бы этого сделать, хотя очень хотел. Потом мои мысли перешли к прекрасному сну, который я видел. О фее, на моих глазах родившейся из зелёного тумана. О её обольстительных грудях. . . аххх. Какой чудесный сон. Как жаль, что он кончился.
    Я повернулся на бок и. . . вдруг увидел лежавшую рядом со мной девушку. Она была совершенно голой, эта девушка. Она лежала, откинув одеяло, закинув за голову руки и слегка повернув голову на бок, в мою сторону. Глаза её были закрыты, она спала безмятежным сном. В моей постели.
    Я во все глаза смотрел на неё и ничего не мог понять. Кто она, откуда она взялась здесь? Почему она спит в моей постели, будто у себя дома? Эта мысль не давала мне покоя и даже отвлекла от восхищённого созерцания её прекрасного стройного загорелого тела с белыми участками на лобке и на нижних частях грудей – как видно, их спасли от загара трусики и лифчик, когда-то безусловно бывшие на ней. Но сейчас их на ней не было. На ней вообще ничего не было.
    Тут моя обнажённая гостья томно потянулась и открыла глаза. Её весёлый, немного насмешливый взгляд устремился на меня.
    – Доброе утро, – сказала она приятным низким голосом, – как самочувствие?
    – Ты кто? – спросил я без всяких предисловий.
    – Я Рита, – с готовностью ответила она.
    Рита. Ничего себе. Какая ещё Рита? Я всё равно ещё ничего не понимал.
    – Как ты сюда попала? – задал я следующий вопрос.
    – А ты меня сам сюда привёл, – поведала она мне и ласково улыбнулась.
    – Я тебя привёл?
    – Ну да, ты. Ты попросил меня проводить тебя до квартиры. А потом пригласил зайти. Я и зашла. Домой-то мне всё равно далеко было ехать.
    Тут только я начал припоминать. Это была она самая – фея зелёного тумана. Я думал, что это мне приснилось. Нет, не приснилось. Вот она здесь, рядом со мной. И не во сне, а наяву.
    – Ты лежи пока, а я пойду, приму душ, – сказала она и выскользнула из постели. Я проводил взглядом её округлые белые ягодицы, резко контрастировавшие своей белизной с загорелой спиной и ногами. Ложбинка между этими ягодицами по своей привлекательности не уступала ложбинке между грудями.
    Она отсутствовала довольно долго. Я слышал шум льющейся воды в ванной, затем услышал звон посуды на кухне. Что она там делает? Но у меня не было сил подняться и пойти посмотреть. Затем я услышал запах кофе. Да, у меня в шкафчике на кухне был кофе.
    Она появилась снова, всё такая же голая. А теперь к тому же ещё и мокрая – видимо она почти не вытиралась. В руках у неё был небольшой поднос с двумя чашками дымящегося кофе.
    – Садись, выпей, – сказала она, – тебе лучше будет.
    Я сел на постели и взял чашку. Горячий крепкий напиток посте-пенно облегчал моё похмелье. Рита, присев на край кровати, тоже пила.
    – Как тебя зовут? – спросила она.
    – Сергей, – ответил я.
    Немного придя в себя и, восстановив, насколько это было возможно, в памяти вчерашний вечер, я с интересом взглянул на свою гостью. Она действительно была красива, не только на пьяный взгляд. Длинные чёрные волосы, чёрные, чуть раскосые глаза, придававшие ей сходство с китаянкой или японкой, точёная фигурка с прекрасными формами. Она заметила мой заинтересованный взгляд.
    – Нравлюсь? – спросила она. Этот вопрос она мне уже вчера задавала. Но тогда я на него не ответил.
    – Да, – честно ответил я, – ты красивая.
    Она рассмеялась.
    – А ты такой смешной был вчера. Я подумала, что если я тебя не провожу, с тобой обязательно что-то случится.
    - Наверное бы случилось, – согласился я. А помолчав, спросил:
    – А что мы сейчас будем делать?
    Она загадочно посмотрела на меня и снова засмеялась.
    – А чего бы ты хотел?
    – Ну. . . не знаю, – неуверенно ответил я.
    Она отставила в сторону поднос с кофе и своей длинной и тонкой рукой обвила меня за шею. Затем её алые губы буквально впились в мои долгим и страстным поцелуем. Груди её расплющились о мою грудь. А другая её рука нащупала мой уже начавший восставать член. У меня всё заколотилось внутри. Только сейчас я заметил, что и сам был совершенно голым. Интересно, кто это меня раздел? Я сам или она помогла?
    – А теперь знаешь? – спросила она.
    – Да, теперь знаю, – прошептал я и обнял её. Она прижалась ко мне ещё сильнее, затем повалилась на кровать, увлекая за собой меня. Понемногу сходя с ума от возбуждения, я целовал её лицо, затем плечи, и затем мои губы спустились к вожделенным мною её двуцветным грудям, и я начал осыпать их страстными поцелуями. Рита тихонько смеялась.
    – Подожди, подожди, – тихо сказала она, – сейчас всё хорошо будет.
    И я почувствовал, что её рука вновь сжала мой уже изрядно набухший член и яйца. Ноги её раздвинулись, и она «твёрдой рукой повела моего коня в свои ворота», призывно раскрывшиеся. Я почувствовал влажное тепло её теснины, мне стало безумно хорошо. Давно мне не было так хорошо.
    – Ну же, ну, – шептала она. И я задвигался на ней, постепенно приближаясь к точке высшего блаженства. Ещё, ещё. Она тоже двигалась подо мной, стонала и ещё крепче обнимала меня за шею, прижимая меня к себе. Наверное ей тоже было хорошо, мне не хотелось верить, что она лишь разыгрывала страсть. И вот он пришёл этот миг. Словно мириады искр взорвались и рассыпались в моих глазах. В бессилии я распластался на своей новой подруге, прижимаясь к ней всё так же крепко. Она тяжело дышала, глаза её были закрыты. В изнеможении я откинулся на простыню. Некоторое время мы лежали рядом.
    – А у тебя хорошая шишка там, – сказала она, поглаживая рукой мой уже опавший орган.
    – Спасибо тебе, – искренне сказал я, – мне так хорошо было.
    И я прижался губами к промежутку между её обнажёнными грудями. Рита погладила меня по голове.
    – И ты непрочь бы повторить, – сказала она.
    Я виновато взглянул на неё.
    – Боюсь, что сейчас у меня уже не получится. Разве что. . .
    Она перебила меня:
    – А ты не бойся. И ни о чём не думай. Ложись на живот.
    Я перевернулся на живот.
    – Ножки свои раздвинь, – велела Рита.
    Я охотно ей подчинился и прикрыл глаза. И почувствовал, как её руки заскользили по моей спине, постепенно спускаясь к ягодицам. Она нажимала мне на какие-то неведомые для меня, но известные ей точки на моём крестце, затем в промежности, умело их массируя. И уже через несколько минут я начал чувствовать новый прилив сил.
    – Перевернись, – велела она.
    Я перевернулся на спину, и она, повернувшись к моему лицу своими белыми ягодицами, оседлала меня. Сердце моё забилось часто и сильно. Мне показалось, что она нащупала чувствительные точки не только на моём теле, но и в душе. А она подвинулась ягодицами ещё ближе к моему лицу так, что я мог целовать их и между ними, и легла на меня. И я почувствовал, как мой член вновь попал в сладкий плен чего-то тёплого и влажного. Это были её губы, а потом ласковый и проворный язычок. Я застонал от наслаждения и стал исступлённо целовать её ягодицы, стараясь зарыться лицом в расщелину между ними. А затем мой язык спустился ниже. . . но тут Рита вдруг вскочила и быстро повернулась ко мне лицом. А мой, благодаря её стараниям, снова в боевой готовности, член мягко вошёл в её вагину. Точнее она опустилась сверху на него своей вагиной. И. . .

  2. #2
    Участник Аватар для Severin
    Регистрация
    14.04.2009
    Адрес
    Одесса
    Возраст
    61
    Сообщений
    51

    По умолчанию Re: Фея зелёного тумана

    3.

    Когда я кончил в третий раз, мне стало казаться, что я достиг некой нирваны, в таком блаженном состоянии я пребывал. Рита лежала рядом со мной и ласково гладила меня рукой по груди. Так мы лежали около получаса. И по мере того, как ко мне вновь возвращались силы, в голове начала явственно зреть одна мысль. В самом деле, почему бы нет. Хотя, вдруг ей это не понравится.
    – Устал? – спросила она.
    – Мне никогда не было так хорошо, – ответил я.
    – Мне тоже было хорошо, – сказала она и встала с постели.
    – Наверное мне уже пора, – как бы раздумывая произнесла она. Я тоже раздумывал, глядя вожделенным взглядом на её лицо, обнажённую фигуру. Созревшая мысль не давала мне покоя. И наконец я решился.
    – Скажи, а ты бы не могла. . .
    – Что?
    – Ты бы не могла. . . немного поиграть со мной? – с усилием пробормотал я.
    – Во что поиграть?
    – Ну. . . как будто бы ты Госпожа, а я – твой раб. И ты меня заставляешь делать разные вещи. . . унижаешь, наказываешь. . . не могла бы?
    – Пожалуйста, – беззаботно сказала Рита, – если тебе это нра-вится, какие проблемы. С удовольствием.
    Честно говоря, я не ожидал этого. Не ожидал, что она так сразу и охотно согласится. Я думал, что мне придётся ей долго объяснять, рассказывать, чего я от неё хочу. Убеждать её в том, что в этом нет ничего дурного. Ничего этого мне делать не пришлось. Она прекрасно сразу поняла, о чём идёт речь, впечатление было такое, что она хорошо знала все эти вещи, и её они нисколько не удивляют.
    Рита внимательно посмотрела на меня каким-то особым взглядом, как будто что-то оценивая и прикидывая в уме. Затем осмотрела комнату.
    – Как тебе больше нравится, – спросила она, – жёсткий вариант или мягкий?
    Госпожа, которую я представлял себе в своих мечтах и фантази-ях, была совсем не «фемдом-мамочкой». Наоборот, она всегда была жёсткой, даже жестокой. Обращалась со мной предельно строго и подвергала изощрённым унижениям и наказаниям. А сможет ли Рита так? Ведь она такая мягкая, нежная. Но если она спрашивает, наверное у неё есть идеи на этот счёт. Мне стало даже интересно, как у неё получится, поэтому я сказал:
    – Мне нравится жёсткий. Будь со мной строга.
    Рита усмехнулась.
    – Ну что ж, хорошо. Но только уговор. Когда тебе то, что я буду делать, перестанет нравиться, скажешь «стоп». Но если ты это скажешь, всё немедленно прекратится и больше не начнётся. Ты понял меня?
    – Да, – ответил я.
    В следующее мгновение Рита вскочила с постели.
    – На пол, раб, – скомандовала она совсем другим голосом, нежели ещё минуту назад, – на колени, живо!
    Я сполз с кровати на пол и встал перед своей новоявленной Госпожой на колени. И вдруг её рука, которая только недавно нежно гладила меня, вдруг взлетела в воздух, и я получил звонкую пощёчину.
    – Как ты смеешь поднимать на меня свои глаза бесстыжие?! Быстро глаза в пол опустил! – неожиданно резким голосом крикнула Рита.
    Несколько ошалев от такого далеко не плавного перехода от нежной любовницы к строгой Госпоже, я всё же опустил глаза в пол. Моему взгляду предстали босые ступни Риты, маленькие и аккуратные.
    – Целуй мне ноги, – велела она.
    И я, нагнувшись, с наслаждением прижался губами к её ступне. Но наслаждение длилось лишь один миг. Рита весьма чувствительно пнула меня ногой прямо по носу, чуть не разбив его в кровь.
    – Как ты целуешь, олух! Ты что не знаешь, что начинать нужно с пальчиков! А ну-ка быстро ремень!
    И она указала на мои, висящие на стуле, джинсы с продетым в них широким кожаным ремнём.
    Я не мог поверить своим ушам и глазам. В мгновение ока нежная фея, подарившая мне такие радости плотской любви, перевоплотилась в разгневанную фурию. Её лицо стало совсем другим – жёстоким и злым, а в голосе зазвучали металлические нотки. Контраст был просто поразительным.
    Я пополз на коленях к стулу и вынул из джинсов ремень, затем пополз обратно к ногам Риты.
    – Вот, Госпожа, – пробормотал я и снова получил пощёчину.
    – Я разрешала тебе открывать свой рот, тварь? – крикнула Рита и схватила у меня из рук ремень. Затем взяла меня одной рукой за волосы – это уже было совсем не похоже на нежное поглаживание, которое было некоторое время назад. Она крепко и больно захватила большой клок волос, ещё и выкрутила его. И затем так врезала мне ремнём по голой спине, что я вскрикнул от боли и неожиданности.
    – Молчать, тварь, – прошипела моя жестокая Госпожа и нанесла мне ещё один удар ремнём, на этот раз по голому заду, – сейчас ты у меня хорошо почувствуешь своё место. И попробуй только сделать что-то не так, как я приказываю, шкуру с тебя сдеру и вывешу её на балконе для просушки.
    И она стала стегать меня ремнём сильно и часто – по спине, бокам, ягодицам, бёдрам, ногам. Было очень больно, я даже и не думал, что она так умеет пороть даже обыкновенным ремнём. Я старался сдерживаться и не кричать, ограничиваясь лишь стонами, но временами боль была настолько сильной, что я не мог удержаться от криков. Нанеся мне десятка полтора ударов, она приказала.
    – Марш к двери! Ползком!
    Я пополз к двери. Вновь свист ремня и сильный удар обжигает мою голую задницу.
    – Плотнее к полу прижимайся! Ползи как червяк. Ты и есть чер-вяк, мерзкий и вонючий.
    Я постарался исполнить её приказ и буквально вжался в пол. И вот я у двери.
    – Теперь точно так же ползи к моим ногам, – велела Госпожа.
    И я, развернувшись, пополз к её ногам. Я всё больше и больше приходил в настоящий экстаз. Моя новая подруга, к моему изумлению, оказалась очень умелой и знающей Госпожой и прекрасно чувствовала все нюансы подобных игр и особенности партнёра.
    Когда я вновь оказался у её ног, то получил ещё удар ремнём по своим голым ягодицам.
    – Теперь целуй мне ноги так, как положено, – приказала она.
    И я трепетно прикоснулся губами к её маленьким аккуратным пальчикам. И лишь когда я покрыл поцелуями каждый из них в отдельности, прозвучал приказ:
    – Теперь целуй подошвы. От пальчиков до пяточки. Только медленно. Медленно, понял?
    И она хлестнула меня ремнём по спине.
    И мои губы медленно заскользили по её маленькой розовой подошве, постепенно от пальчиков продвигаясь к её пяточкам.
    – Нравится тебе это, скотина? – спросила Рита.
    Я промычал в ответ что-то нечленораздельное, не в силах ото-рваться от её ножки. Рита сильно ударила меня ремнём по спине.
    – Отвечать, когда я спрашиваю!
    – Да, Госпожа, очень, – проскулил я.
    Она засмеялась.
    – Скотина, тварь!
    И она несколько раз с силой вытянула меня ремнём по спине и заднице.
    – Рот свой открыл! Широко открыл! Морду поднял!
    Я разинул свой рот как можно шире, задрал голову вверх, и она, наклонившись над моим лицом, плюнула мне в рот.
    – Это тебе маленький подарок, – усмехнулась она. – Держи открытой свою пасть.
    Пальчики одной из её ножек уперлись в мой подбородок, вернув моё лицо в вертикальное положение. А пальчики другой медленно и плавно погрузились в мой широко открытый рот, войдя в него полно-стью.
    – Лижи, – приказала она.
    Мой язык протиснулся между её пальчиков. Я лизал и сосал эти пальчики как вкусную конфету. Затем в моём рту побывала и другая её ножка. А затем. . .

    4.

    – На четвереньки, – приказала Рита. – Я хочу кататься.
    Я с готовностью встал на четвереньки, и Рита села на меня верхом. Ремень она из рук не выпускала.
    – Пошёл! – крикнула она и хлопнула меня ремнём по голой заднице. И я пополз на четвереньках, везя на себе свою жестокую всадницу. И тут я тоже понял, что фантазии это одно, а реальность другое. Когда мы сделали по комнате лишь один круг, у меня уже здорово болели колени. Но Рита и не думала облегчать мои страдания. Наоборот, она положила свои ноги мне на плечи, таким образом сидя на мне своим полным весом. Её голени сжимали мои щёки.
    – Быстрее! – прикрикнула она и больно вытянула меня ремнём.
    Я старался ползти быстрее, но это мне плохо удавалось. Моя наездница была недовольна и стегала меня ремнём всё чаще и сильнее. Моя задница уже была как раскалённая жаровня. На третьем круге я уже начал выбиваться из сил и уже почти упал под своей Госпожой. Но она ловко угадала этот момент и успела с меня соскочить.
    – Никчемный лентяй, – бросила она и пнула меня ногой. – Ложись мордой вверх.
    Я лёг навзничь. Она повернулась своими обнажёнными ягодицами к моему лицу, расставив ноги по обеим сторонам моего тела. И медленно стала опускаться прямо на моё лицо. Я весь трепетал не столько от неимоверной усталости, сколько от неземного зрелища красивых обнажённых ягодиц Госпожи с восхитительной ложбинкой между ними, приближающимися к моему лицу. Всё ближе детали её промежности, ануса и вагины. Когда расщелина между её ягодицами коснулась моего носа, Рита раздвинула свои ягодицы руками и опустилась ещё ниже. И мой нос оказался прямо между её ягодиц. Рита уселась на моё лицо ещё плотнее, и теперь я вынужден был открыть рот, чтобы иметь возможность дышать.
    – Шире, шире рот открывай, – усмехнулась Госпожа и наклонилась вперёд. Её руки крепко опёрлись о мою грудь.
    Это снова было какое-то опьянение. Только совсем другое, нежели то, что было вчера. Мне казалось, что я попал в сказку. То, о чём я грезил лишь в своих мечтах и фантазиях, теперь происходило наяву.
    Вагина Госпожи накрыла мой раскрытый рот. В какой-то момент мне стало не хватать воздуха, я стал задыхаться. Рита опять же почувствовала это и немного приподнялась с моего лица, давая мне возможность вздохнуть. Но сейчас же опустилась снова.
    – А теперь лижи мне, – приказала она, – и помни, будешь хорошо лизать, будешь дышать.
    И мой язык ринулся в её пылающую расщелину. Я старался изо всех сил, пьянея от аромата её промежности и ануса. Её женское естество властвовало надо мной безраздельно. Через некоторое время она начала стонать, видимо мне удавалось хорошо выполнять её приказ. Время от времени она приподнималась, давая мне вздохнуть, но тут же вновь опускалась. Затем она задышала часто, часто, я почувствовал, что она вся влажная внизу. И тут она быстро передвинулась вперёд так, что мой нос выскочил из её ануса, но зато под ним теперь оказался мой рот.
    – Язык в попку, – тяжело дыша, проговорила Рита, – лизать, лизать, тварь. И не сметь останавливаться.
    Инстинктивно я схватил её бёдра руками и буквально ввинтился своим языком в её коричневую дырочку. Со своей стороны она подалась мне навстречу, и мой рот расплющился о её ягодицы. Одновременно я чувствовал, как вновь наливается силой мой уже изрядно сегодня натруженный орган. Через некоторое время дикого экстаза Рита вдруг упала вниз, захватив мой восставший член своим ртом, и бешеная скачка продолжилась. И когда очередной оргазм молнией вспыхнул в моём мозгу, я, кажется, потерял сознание. Во всяком случае, я на какой-то момент отключился. А когда я пришёл в себя, Рита лежала рядом со мной на полу, положив голову мне на грудь.
    – На сегодня, пожалуй, достаточно, – тихо сказала она, – понравилось тебе?
    – Да, да, милая, – чуть ли не со слезами на глазах ответил я, осыпая её лицо поцелуями, - спасибо тебе огромное.
    Она встала.
    – Мне уже пора, – сказала она. – Сейчас пойду уже, только душ приму.
    Через несколько минут она появилась свежая, ароматная.
    – Покажи зад, – попросила она.
    Я перевернулся на живот.
    – Да, следы основательные. Но не беспокойся, они скоро пройдут.
    – Да, конечно, – ответил я, – пустяки. Мне очень приятно даже следы, оставленные тобой.
    Она улыбнулась и начала одеваться. Я тоже встал, захватил трусы и брюки и пошёл в душ. Взглянув там в зеркало, я всё же поразился. Моя спина и ягодицы от шеи и до колен были тёмно-синего цвета. Когда я вернулся в комнату, Рита, уже одетая, сидела на кровати.
    – Я что хотела у тебя спросить, – несколько смущённо сказала она, – ты не мог бы мне дать немного денег? А то у меня совсем нет, а до дома далеко.
    – Да, конечно, – охотно ответил я, – сколько тебе нужно?
    – Ну, сколько не жалко.
    Я выдвинул ящик стола и достал двадцатидолларовую бумажку.
    – Этого хватит?
    – Дай ещё десять.
    Я дал ей ещё десять долларов. За такое удовольствие, какое она мне доставила, можно было и гораздо больше заплатить. Она взяла деньги и, сложив, сунула в карман платья.
    – Ну всё, пока, дорогой.
    – Я провожу тебя, – предложил я.
    – Нет, нет, не надо, я сама.
    Я открыл дверь, и она вышла в коридор.


    5.

    Прошло несколько дней после этого волшебного утра, которое мне подарила Рита. Первое время я вспоминал Риту, мне хотелось, чтобы она пришла ещё раз. Но постепенно повседневные заботы начали брать своё, и воспоминания о Рите у меня начали отходить на второй план. Я в очередной раз бросил пить (как потом оказалось, и на этот раз снова временно), вновь плотно занялся наукой, и мои мысли почти постоянно были заняты решением одной трудной задачи. И вот однажды вечером, когда я сидел за столом, заваленном исписанными листами бумаги, вдруг раздался звонок в дверь. «Кто бы это мог быть?» – подумал я и пошёл открывать.
    На лестничной площадке стояла Рита. Только теперь она была одета иначе – в куртку и брюки.
    – Привет, – сказала она, – пустишь?
    – Привет, – улыбнулся я, – заходи, конечно.
    Она вошла. Я помог ей снять куртку и предложил пройти в комнату.
    – Садись.
    – Работаешь? – спросила она, глядя на заваленный стол.
    – Да, как видишь. Как у тебя дела?
    Она сделала неопределённый жест рукой.
    – Да. . . так.
    Я пошёл на кухню, достал из холодильника бутылку вина (я сам не пил, но вино и водка у меня были) и бутылку лимонада и принёс в комнату. Затем на столе появились блюдо с фруктами и два стакана. Ей я налил вина, а себе лимонад.
    – А ты, что, не будешь вино? – удивлённо спросила она.
    – Нет, я с этим всё уже.
    Она, как мне показалось, с некоторым сожалением взглянула на меня. Я включил телевизор, и некоторое время мы сидели, потягивая вино и лимонад и мило беседуя.
    – Слушай, – сказал я, – я хотел тебе сказать. . . спасибо тебе огромное за то, что ты тогда ко мне пришла. . . и за то, что поиграла со мной. Мне так хорошо было.
    Она улыбнулась.
    – Не за что. Кстати, если тебе так понравилось, мы можем и ещё поиграть. Без проблем.
    Я задумался. По правде сказать, на трезвую голову всё уже вы-глядело несколько иначе. Да и произошло, скажем так, некоторое смещение приоритетов. Теперь такого желания этих игр у меня не было. Точнее, его сейчас вообще не было.
    – Спасибо, Рита, – сказал я, – не стоит.
    Она опять взглянула на меня, как мне показалось, с сожалением.
    - Как хочешь.
    Мы посидели ещё немного, потом она поднялась.
    – Мне пора, – сказала она. – Послушай, ты не мог бы мне ещё немного денег дать? Немного.
    Я внимательно взглянул на неё. Честно говоря, мне это не очень понравилось. Не потому, конечно, что было жалко денег, а по другой причине. Мне подумалось, что истинная подоплёка её предложения ещё снова поиграть была именно в этом, в надежде ещё заработать. А вовсе не из каких-то симпатий ко мне. А это был уже совсем другой коленкор, он не вписывался в тот образ, который я сам себе создал. Но денег я ей всё же дал.
    А через несколько дней она вновь пришла ко мне, и ситуация повторилась. Она снова попросила денег. Это уже походило на доение. Она видимо решила, что у меня ей неограниченный и бессрочный кредит открыт.
    – Прости, Рита, – сказал я, – сейчас не могу. Просто нет.
    Она посмотрела на меня, ничего не сказала и ушла. Больше я её не видел.
    Прошло ещё несколько дней. И вот одним поздним вечером вновь раздался звонок в дверь. Когда я открыл, то увидел странного му-жичонку, очень сильно смахивающего на бомжа. Он был одет в замызганную куртку и штаны, лицо его было красным, морщинистым и небритым.
    – Здравствуйте, – проговорил он несколько шепелявым голосом. В его рту не хватало изрядного числа зубов. – Извините, что беспокою вас так поздно. Вы Сергей?
    – Да, – ответил я.
    – Простите, можно войти? – спросил мужичонка и полез во внут-ренний карман своей куртки, после чего на свет оказался извлечён паспорт. – Не беспокойтесь, моя фамилия, – ту он назвал какую-то фамилию, я не запомнил её, да это и неважно, – вот мой паспорт, посмотрите.
    Я машинально взял у него из рук паспорт и открыл его. Там действительно стояла названная им фамилия и красовалась фотография, на которой при известной доле воображения можно было опознать моего позднего гостя.
    – Ну войдите, – согласился я.
    Он вошёл и остановился в прихожей. Я закрыл дверь.
    – Ну, так что? – спросил я.
    – Понимаете, – быстро заговорил он, – вашу квартиру хотят ограбить.
    – Что?
    – Ограбить вашу квартиру. Понимаете, нас тут целая компания. . . банда, можно сказать.
    – Вас? Кого это вас?
    – Мы приехали из Крыма.
    – А кто ограбить-то меня хочет? И что, собственно у меня гра-бить? Книги?
    – Нет, – пробормотал он, – понимаете, нас на вашу квартиру навела Рита.
    – Рита? – изумился я.
    – Я вижу, вы помните её. А она нам всё рассказала о ваших. . . э-э-э, наклонностях.
    – Что? Каких наклонностях?
    – Ну, вы сами знаете, каких. Она нам всё рассказала. И сама предложила план. Она к вам ещё раз придёт. . . поиграть с вами. И у неё будут наручники – мы их купили. Она вас ими прикуёт к батарее и заткнёт вам рот. А потом впустит нас. А у вас цветной телевизор, музыкальный центр, компьютер. . . деньги есть.
    Тут я начал понимать. Вот оно, значит что. Значит Рита, которая была так нежна со мной, о которой я даже потом тосковал, оказывается. . . м-да. Фея зелёного тумана оказалась с явной примесью криминалитета. Не потому ли она так быстро согласилась со мной пойти и так охотно согласилась поиграть в интересующие меня игры? Да ещё потом сама их предлагала?
    – Ну и что вам нужно? – грубовато спросил я.
    – Понимаете, – заторопился он, – а мне не нравится всё это дело, вот я и пришёл вас предупредить.
    – Ну, предупредили. Спасибо.
    – Понимаете, – замялся мужичонка, – я хочу сегодня уехать. От них уехать. А у меня не хватает денег на билет. Вы не могли бы одолжить мне денег? Много не надо. . . ну хотя бы гривен сто.
    Тут я смекнул, в чём дело. Никакой настоящей банды, конечно, нет и в помине. А этот тип, по-видимому, её подельник. Рита поняла, что ей я больше денег не дам, и они решили развести меня вот таким способом. Меня охватила ярость.
    – А ну-ка пошёл вон отсюда, – зарычал я, – и своей шалаве скажи, что если ещё раз сюда сунется, пожалеет.
    Мужчина я был увесистый, да и сила физическая была выше средней (сказались многолетние занятия в тренажёрном зале). Мужичонка попятился.
    – Извините, извините, – заторопился он.
    – Пошёл вон! – заорал я и, открыв дверь, толкнул его. Мужичонка выскочил из моей квартиры как ошпаренный.
    А у меня появился повод поразмыслить насчёт всего происшедшего. Некоторые уроки я всё же извлёк. Сейчас уже седьмой год ни грамма спиртного. И подобных случаев больше со мной не было.

  3. #3
    Участник
    Регистрация
    25.10.2010
    Адрес
    Bangkok - Kiev
    Возраст
    57
    Сообщений
    203

    По умолчанию Re: Фея зелёного тумана

    Динамично читается). Жалко не удалось наказать сучку.)))

  4. #4
    Участник
    Регистрация
    24.07.2009
    Адрес
    Киев
    Возраст
    51
    Сообщений
    181

    По умолчанию Re: Фея зелёного тумана

    хорошо написано, спасибо

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •