Украинский БДСМ портал - расказ "Гомеопат"
       Логотип сайта        
Новости
Библиотека
Поэзия
Встречи
Магазин
Форум
Знакомства
Ссылки
О сайте
Конкурс




Гомеопат  (часть первая)


Автор  Romeo

…Старческий палец, с явными признаками артрита, лег на кнопку древнего звонка, на корпусе которого по следам старой краски можно было прочитать историю ремонтов подъезда. Где-то за дверью, рожденной, судя по всему, еще при любвеобильном Ильиче, заскрежетал звонок. Невысокий старичок в поношенном пальто напряженно прислушался. Где-то вдалеке слышались звуки музыки, возмущенные крики ребенка, но ожидаемого шороха шагов не было.
     "Треклятье!!!", - про себя подумал старичок. Его с самого начала раздражало и по-детски гневило это хмуро-дожливое, промозглое ноябрьское утор, пробирающее мурашками под тощее пальто и хлюпающее влагой в тонких не по сезону ботиках. Ему не нравился до тошноты и омерзения этот обшарпанный подъезд хрущевки, с трещиной во весь фасад, так похожий на его собственный….
    - Ах, чтоб тебя…!!! - пробормотал старик и с удвоенной силой надавил на кнопку. Звонок возмущенно захрипел. "Ну, наконец-то, копуша!", подумал он, когда услышал легкие, почти бесшумные шаги за дверью.
    - Кто там? - спросил тихий женский голос.
    - Врача вызывали? - в ответ спросил неожиданно приятным, чуть хрипловатым голосом, старик.
    Да, он был врачом, старым врачом, почти всю жизнь проработавшим в районной поликлинике и только в последние годы перешедшим в коммерческую, по рекомендации старого друга. Вообще-то он не ездил по вызовам, но сегодня, как назло, вся молодежь заболела, и начальство, не долго думая, снарядило его, старого и заслуженного, мотаться по таким вот городским задворкам.
    Наконец, заскрипели замки и дверь приоткрылась. За порогом в полутьме стояла женщина средних лет, которая наверняка была красивой. Но сейчас, в этом бесформенном халате, с растрепанной прической, бледную, с мешками под глазами, вряд ли нашелся бы человек, назвавший ее неотразимой. Только одна деталь зацепила глаз доктора - на шее у нее была повязана бархатная черная лента, с висящей жемчужиной.
    - Здравствуйте, проходите, - усталым голосом сказала она и распахнула дверь пошире.
    - Здравствуйте-здравствуйте, - широко улыбнулся старик, делая шаг внутрь квартиры.
    - Да-да, раздевайтесь вот здесь, - показала она рукой на вешалку и закрыла дверь.     - Ну и погодка! - посетовал врач, стаскивая с себя отсыревшее пальто. - Весь продрог, пока к вам через раскопки добрался, - затараторил он, не забывая при этом цепко оглядываться на предмет определения уровня доходов хозяйки. - Сырость это, все простуды от сырости, я вам как врач говорю!
    Женщина никак не отреагировала на его слова, а только помогла прицепить пальто на переполненную вешалку и произнесла, показывая рукой куда-то направо:
    - Проходите, ванная там.
     "Да, плохи дела, видно, чаевых не будет", - раздраженно размышлял старик, моя руки в потрескавшейся раковине и вспоминая результаты осмотра: выцветшие обои, паркет с протертыми и почерневшими натоптанными тропками, советской модели кресло в углу комнаты, видное из коридора, с комком пыли под ним, куча детских и женских, еще летних, вещей на вешалке, отсутствие мужских, замызганные мальчишеские сандалии в углу… В наличии имелись все признаки упадка и бессилия одиночества, которые он так хорошо знал по собственной, похожей как две капли, квартире. Вывод для врача был неутешительный: одинокая мать, получившая страховку от работы, явно не могла выделить из скудного бюджета хоть малую толику, так сказать, в освященную советскими годами, "благодарность".
     "Ну что ж, день, видно, не задался сразу". Вспомнив свой убежавший утренний кофе, - "переживем и его", - решительно поставил точку в мыслях о дополнительном доходе старик, выключил воду, вытер руки о вафельное полотенце и решительным шагом вышел к ожидавшей его женщине.
    - Вот сюда, - бесцветно сказала она и пошла в комнату. Врач, направился за ней, по дороге подхватив оставленный в коридоре чемоданчик.
    И так, друг за другом, они вошли в комнатку, которая оказалась хоть и старомодной, но на удивление светлой и уютной. Расстеленная и еще явно теплая постель сразу вызвала у старика горячее желание забраться под одеяло. И чтобы рядом была теплая и мягкая женщина, согревающая стылую кровь. Ему пришлось сделать усилие, чтобы отогнать эти смутные беспокоящие образы. Женщина сразу прошла и устало села на диван, забыв предложить врачу стул. Старик хмыкнул и, найдя стул с протертым сиденьем, пододвинул его поближе и сел напротив.
    - Ну-с, на что жалуемся, душенька? - весело спросил врач, одновременно копаясь в своем чемоданчике.
    - Я вам не "душенька"! - вдруг с нажимом сказала она, - Я для вас Елена Ивановна! Это в моей истории записано. И на что жалуюсь, кстати, - тоже! Старик аж оторопел от такого обращения и с испугом взглянул на нее. В ее карих глазах, ранее пустых, горел какой-то злобный огонек, а губы, сжатые в тонкую линию, вдруг сделали ее лицо почти красивым. "Ах ты, сучка!", - злобно подумал он, - "живешь в нищете, а гонору-то, гонору!"
    - Ох, вы уж простите, извините, - миролюбивым тоном быстро произнес он, пряча глаза - я не успел, меня просто срочно направили к вам, все у нас болеют, время такое болезное, сами знаете….
    Приходилось унижаться, а что сделаешь? Пожалуется еще, оправдывайся потом перед заведующим. Да и старый он, уволят быстро, и куда потом? "Ну что ж, хочешь так, получишь", - мстительно подумал он и продолжил поиски в чемоданчике. В комнате наступила та особенная тишина, которая бывает в старых домах, стоящих среди больших деревьев в стороне от больших дорог в начале рабочего дня, когда бездельники еще не проснулись, а работающие уже ушли. И только шорох бумаг в чреве докторского чемоданчика и слабый шепот далеких скрипов и шумов нарушали давящее безмолвие.
    - Так… Так все-таки, что болит? - уже формальным тоном спросил он, доставая толстый том истории болезни и стетоскоп, - Спрашиваю потому, что может с того времени, как вы вызывали врача что-нибудь изменилось в состоянии. А то, знаете ли, бывает, что вызывают "живот болит", а приедешь - и температура добавляется, и насморк... Грипп во всей красе.
    Он решительно взглянул на нее, с надеждой ожидая новых упреков, чтобы дать достойный ответ, но… Женщина опять преобразилась - потухшие глаза явно говорили, что запал прошел.
    - Горло болит… Пятый раз за год, но это ладно, это мне уже все прописали, лечусь, неизвестно от чего, - устало начала она, - А вот голова… Это что-то новое. Три дня назад как начала болеть, так и болит постоянно, все усиливаясь.
    - Хммм… А температура какая? - начал он стандартный диалог.
    - 37 и 2… Для меня это уже привычная, уже недели две так хожу.
    - Так… Какие таблетки… - он осекся - Извините, секундочку, я лучше в историю гляну.
    Он быстро открыл папку с разнообразно выбивающимися по краям бумажками и начал быстро ее листать с конца.
    - Так-так-так… Понятно, а это еще зачем? Аааа, подозревают щитовидку… Понятно, - он почесал подбородок, - Ладно, а как со стулом, мочеиспусканием? Живот не болит?
    Она опять вдруг подняла глаза, выпрямилась и, нахмурившись, твердо сказала:
    - Доктор, у меня голова болит, причем тут это?
    - Притом, Елена Иванна, - с некоторой долей превосходства вымолвил врач, - что гастрит, к примеру, часто служит источником постоянных мигреней…
    - Понятно… Извините, - опять устало сгорбилась она, - С этим все нормально, регулярно и как всегда…
    - Так... Давайте послушаем сердце, - предложил он и надел стетоскоп.
    Женщина кивнула, пододвинулась чуть ближе и приспустила ворот халата на плечи. Старик внутренне усмехнулся и приложил инструмент к ее гладкой коже. Она вздрогнула и поежилась. "Правильно, холодный", - внутри веселился он, - "не грубила бы, я может и погрел бы…"
    - Так… - наконец произнес он после минутной паузы отстраняясь и снимая стетоскоп, - Теперь надо давление измерить - опять нырнул он в свой чемоданчик и достал тонометр.
    - Нет, левую руку. Вот так, - удовлетворенно сказал врач и начал надувать рукав. И опять улыбаясь внутри, накачал больше, чем нужно, так, что у женщины промелькнула гримаса боли.
    - Так… Все в норме, - наконец произнес он, складывая инструменты, - Я имею в виду, для вашего возраста. А какие препараты принимаете от головной боли?
    - Обычные, анальгин, аспирин… Цитрамон еще… Не помогают… - ответила женщина, приводя свой халат в первоначальный мешковатый вид.
    Старик кивнул и, уложив инструменты в чемодан, молча взял историю, примостил ее на колени и начал торопливо писать.
    - Что я могу вам сказать… Явно, что головная боль не связана с процессами в горле напрямую. Я вам пропишу другие обезболивающие, но вряд ли они помогут, хотя попробовать стоит, - со скепсисом произнес он, внутри потирая руки и ловя следы испуга в ее глазах, - Независимо от того, помогут они или нет, я вам выписываю направление к неврологу, обязательно сходите в ближайшее время…
    Женщина поникла еще больше, на лице отобразилась гамма чувств, выражаемая одной фразой: "Еще и ЭТО…". Старик протянул ей бумажку с назначениями и некоторое время понаслаждался ее отчаянием. "А вот теперь, самое главное!" - злорадно подумал, внутренне потирая руки врач. Он захлопнул папку и принял смущенный вид:
    - Я понимаю, вам больно, - уже отеческим и, одновременно, немного заискивающим тоном сказал он, - Есть у меня одно лекарство… - старичок наконец-то выдал немного хитроватую улыбку, первую, после инцидента с "душенькой".
    - Но оно - мое личное изобретение, - после паузы, убедившись, что женщина с надеждой его слушает, продолжил он, - Его мой друг делает, но рецепт - мой. Гомеопатический! - со значением поднял свой тонкий артрический палец вверх. - Один укольчик - и любую головную боль снимает! - начал убеждать он.
    - Укольчик… - в задумчивости произнесла она. - Точно помогает? - спросила уже с напором.
    - Конечно-конечно, на себе много раз испытано, да и на других немало пробовано. Ни у кого претензий не было! - восторженно и убежденно улыбался он.
    - Хмм.. Я сейчас, секундочку - вдруг вскочила она и почти бегом бросилась в соседнюю комнату. Оттуда послышались звуки набираемого номера телефона и приглушенный диалог, из которого он мало что мог разобрать.
    - Здравствуйте… Да... Тут врач… Плохо, да… Говорит укол какой-то поможет… Можно? Да, спасибо…
    Она вернулась на свое место на диване и задумалась.
    - Вы не беспокойтесь, я гарантирую, все будет хорошо! - мягко убеждал он.
    Женщина наконец встрепенулась и решительно сказала:
    - Да, давайте…
    - Конечно, я сейчас, у меня все с собой и не так дорого, всего 50, ничего? Потянете?
    Женщина усмехнулась и кивнула.
    - Вы ложитесь пока, а я тут все приготовлю, - старик опять нырнул в свой чемодан и начал доставать спирт, вату, шприц и какие-то ампулы.
    Она прилегла на живот и подняла вверх полы халата. Старик мельком взглянул на открывшееся и чуть не уронил шприц - ее ягодицы были прелесть как хороши! У него внутри что-то дернулось, промелькнул ее образ рядом с ним в одной теплой постели, но он быстро взял себя в руки. "Вот повезло какому-то козлу!", - со злостью и яростью подумал он и резче чем надо сломал горлышко у ампулы.
    - Вы не беспокойтесь, вам лекарство поможет, - мягко улыбнулся он, несмотря на огонь в душе, - Сейчас, только наберу шприц. Сколько я в своей жизни уколов сделал, и не сосчитать! - коротко усмехнулся он. - Только он немного болезненный, потерпите?
    - Потерплю, куда деваться-то…
    Старичок внутренне возликовал, предвкушая представление. Дело в том, что рецепт лекарства действительно он сам придумал, и состояло оно из вполне безобидных препаратов, но вместе они в процессе укола давали такую боль, что еще ни один из десятка "подопытных" не выдерживал больше половины дозы! Это было его "орудие мести", так он мстил за грубости и унижения, которые доставляли ему больные, в особенности пациентки.
    - Так, готово, - подрагивая от возбуждения приступил к экзекуции старик. Смазал ягодицу ничего не подозревающей о таких планах женщине спиртом и резко воткнул шприц в мышцу. "Ну, начнем акт возмездия", - с неописуемыми чувствами злости и восторга нажал на поршень, медленно вводя жидкость. "Вот он, момент истины!", - кричал он в душе. Женщина напряглась и чуть задрожала, ее руки вцепились в подушку так, что побелели костяшки пальцев, лицо исказила гримаса боли. Поршень по доле миллиметра двигался в шприце, дошел почти до половины… "Сейчас, сейчас голубушка, ты у меня запоешь!", - мелькнула мысль у старика. Время остановилось… Поршень продолжал двигаться… "Треклятье… Черт, что это? Уже доза кончается, а она все не кричит! Да что же это такое?!", - забегали беспокойные мысли. Наконец жидкость в шприце полностью перешла в тело пациентки, и только тут она издала какой-то странный, протяжный стон-выдох. Старик торопливо выдернул шприц, прижал ватку и тут… тело и лицо женщины вдруг необъяснимо расслабилось, она уткнулась в подушку и издала какой-то странный всхлипывающий звук. На доктора накатила паника: "Черт, треклятье! Вот ведь не повезло!!! Что делать-то?!", в его голове мелькали образы разгневанного начальства, смутные тени следователей, комиссий, и наконец, с позором лишение диплома. "И это под конец жизни! Прямо перед пенсией! Вот ведь сучка, чтоб ее!"
    - Что с вами? - Он осторожно потормошил ее за плечо - и, о чудо! Она очнулась и резко села на колени.
    - Все в порядке - вдруг улыбнулась она - Я нормально.
    Врач с облегчением выдохнул воздух и внимательнее посмотрел на нее. Она как-то преобразилась: плечи расправились, в глазах появился какой-то задорно-болезненный блеск, на губах заиграла отрешенная улыбка.
    - Спасибо, доктор! - с чувством выдохнула она - Знаете, я прямо чувствую как голова проходит! - широко улыбнулась и встала с постели.
    - Да? Это хорошо, хорошо... - нервно усмехнулся он - Но все равно - завтра к неврологу! - нахмурился он и торопливо стал запихивать папку с историей, шприц и пустую ампулу в чемодан. - Мне уже пора, да-да…
    - Конечно, я вас провожу, пойдемте, - она быстро направилась в коридор. Движения ее были какие-то резкие, нервные…
     "Черт, надо спросить Николаича, может он чего туда подмешал? Бывший фельдшер ведь, черт его знает…", мелькнула мысль у старичка, пока женщина помогала натянуть его сырое пальто.
    - Ой, совсем забыла! - она бросилась к висевшей рядом сумочке и суетливо начала в ней копаться, - Вот возьмите, спасибо! - и она сунула ему в руку какую-то крупную купюру и также торопливо открыла входную дверь. Она явно хотела быстрее остаться одна.
    - Ну что вы, не надо так много! - промямлил старый врач.
    - Все нормально, еще раз спасибо. До свиданья, - как-то странно улыбнулась она.
    - Да... Да… До свидания, выздоравливайте поскорее - смущенный выговорил он и прошмыгнул мимо нее за дверь. Дверь за его спиной сразу захлопнулась. "Фууу, во дела!", - подумал он, вытирая невесть откуда взявшийся пот. Только сейчас он почувствовал, как колотится сердце и какими ватными стали колени. "Не помереть бы от переживаний", - подумалось ему. "Все, хватит с меня! Быстро объезжаю оставшихся и на больничный! Нет, прямо сейчас позвоню и сразу домой!", с такими мыслями старик быстро направился вниз по лестнице, на ходу доставая из кармана мобильный…


Обсудить или прокомментировать этот рассказ можно у нас на форуме